Владимир Романовский



ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ПАРИЖУ.
ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ. ЧТО И ГДЕ СЛЕДУЕТ ЖРАТЬ В ПАРИЖЕ.

Париж - город, где женщину ставят на пьедестал, поэтому, выбирая место и время для распития напитков и поедания жратвы, всегда нужно учитывать вкусы именно вашей подружки. И она вам за это будет благодарна, гарантирую. Но и себя обижать не следует.

Железная формула - «Нью-Йоркера жратвой не удивишь» - работает в Париже также безотказно, как везде. Все, что есть «у вас» - есть у нас, только лучше. Не нью-йоркерам напоминаю - вы в Париж не жрать приехали.

Тем не менее - жрать нужно, и желательно, чтобы было вкусно и уютно.

Я не люблю ритуалы, они утомляют и отнимают время, и поэтому не люблю рестораны. Ресторан отличается от кафе тем, что на столах скатерти лежат. Я не люблю скатерти. Я люблю необязательность - а она наличествует именно в кафе. И в забегаловках.

Забегаловок в Париже больше нет. Это прискорбно, но это так. Есть «фаст-фуд», и его французский эквивалент. Отличаюется парижский фаст-фуд тем, что там еще и пива наливают, если попросишь. Качество еды от этого лучше не становится.

А с забегаловками вышла морока - все тот же Водораздел, усыпивший искусство - и заодно прикончивший забегаловки в центрах мировых столиц.

Старожилы помнят время, 1950-е, и даже 1960-е годы, в Манхеттене. Прогуливая школу, ребенок заходил, к примеру, в Метрополитан-Музей, возле Центрального Парка, на Пятой Авеню. Вход был бесплатный (!!!), а в залах было в это время пусто. Потому что это было РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ, а в Манхеттене жил в основном средний класс. Который днем был на работе. И в любой точке Манхеттена (исключая Пятую Авеню) можно было найти забегаловку.

Но постепенно людей победнее стали из Манхеттена выживать - высокими ценами на аренду. Сперва убрали богему. Это уже при мне было. Затем убрали людей, занятых ручной работой. Затем владельцев «малого бизнеса». За ними последовали конторые работники. Цены на аренду поднимались все выше. Лет ... надцать ... назад закрылся один из моих любимых дайнеров на Лексингтон. Выезжая из помещения, они приклеили к двери листок, на котором было написано - «Благодарим за многолетнее знакомство. Очень жаль, но у нас нет морального права брать семнадцать долларов за гамбургер, а арендная плата не позволяет брать меньше».

Эта волна - повышения арендной платы в центрах столиц - продолжается до сих пор, забегаловкам, «гордой нищете» - не устоять. Они все закрылись к чертовой бабушке. И поэтому в Париже нынче нигде нельзя найти - ну хотя бы баранину.

Баранину делают из пожилых баранов, а не из молоденьких. Ее, баранину, нужно варить часов пять. Разумеется, вывариваются все витамины, остается только клетчатка с холестерином - но очень вкусно. Баранину в Париже подавали, к примеру, в забегаловке, кою содержали иммигранты из Туниса. Напротив старой готической церкви она располагалась, в помещении с зелеными облупившимися стенами, с лампами «дневного света», но были там - столики на улице в количестве двух, и стойка бара внутри. Туда, перейдя улицу, захаживал священник из упомянутой церкви, пил залпом бордо и шутил с персоналом и посетителями. Баранина была очень вкусная, а «салат из помидоров» делалася так - брался помидор, резался на дольки, и поливался сверху оливкомвым маслом. Вино было низкого качества, кофе тоже. Но - баранина была отменная. Была. Теперь нет. «Гордая нищета» закрылась, ибо стояла на ответвлении от Бульвара Сен-Жермен, там теперь бутик с модными тряпками.

Впрочем, остались еще греческие ... хмм ... нет, не забегаловки, но закутки, у Сен-Мишель, о них речь чуть позже.

Девушки любят все, что им «нельзя», то бишь, то, от чего они толстеют как черт знает что и превращаются в коров. Но поскольку, ежели вы правильно развлекаетесь, вы будете шляться по улицам по двенадцать часов каждый день, то, в принципе - можно. Всё можно. Если в меру. И булочки с кремом (девушки прилипают к витрине всякой булочной, их надо оттаскивать всякий раз, а булочных в Париже много), и крем-брюле, и крепы (блины) с ветчиной или с шоколадом - все можно.

Утро (часов в двенадцать, или в час дня) начинается в Париже с завтрака. Настоящим (ранним) утром настоящие парижане завтракают кофием и круассанами, и лучше круассанов, чем в Париже, в мире пожалуй нет (в Нью-Йорке есть, но надо «знать места»). А вы проснетесь уже к ланчу, и поэтому вам надо бы съесть что-нибудь более основательное.

Девушки любят капуччино. Впрочем, в Париже «капуччини» - не совсем тоже самое, что в других городах. Похожий напиток, более стандартный для этого города, называется - «кафе-крем». Заказывайте, не ошибетесь. В кафе на Републикь.





В том же кафе на Републикь заказывайте себе нормальный вменяемый крепкий черный кофе (называется просто - «ан кафе»), бутылку обычной воды («де лё»), и омлеты - девушке и себе. То, что с сыром и ветчиной, называется «омлет микст». Делают их у Републикь отменно. К омлету принесут нарезанный свежий багет. Можете также заказать бокал вина, а если жарко - бокал пива. Девушки предпочитают сладкое вино, но скрывают это, поэтому если есть «розе» - заказывайте дуре «розе», дуру надо баловать, это ваша святая обязанность в Париже.

После этого начинается парижская сиеста, неофициальная но повсеместная. Уточненные блюда в Париже начинают готовить ближе к семи вечера. Но часам к трем, четырем, пяти вам с девушкой обязательно захочется жрать от многого хождения. Есть несколько вариантов подкрепления сил в Париже в это время дня, попробуйте их все, это приятно и элегантно.

Во-первых, можно тупо купить в лотке креп (блин) с ветчиной. Лотков таких в центре множество, прямо на улице, с колесиками. Бизнес арабских иммигрантов. Но крепы делаются по французскому рецепту, и делаются при вас, и делаются быстро.



Во-вторых, можно где-нибудь в районе Сен-Мишель зайти в супермаркет, купить багет, сыр, ветчину или салями, бутылку вина, бумажные стаканчики (в виде исключения), спуститься к пешеходной набережной Сены, сесть на известняковую скамейку, сделать сендвичи и пожирать их, запивая вином и рассматривая виды вокруг. Не больше двух раз, потому что девушки не любят, когда экзотика входит в привычку. Один-два раза попробовать - приятное приключение, три раза - уже рутина, надоедает, девушка хочет чтобы «как люди».

В третьих, можно зайти в кафе и заказать то, что не нужно варить или жарить. То бишь - багет, паштет, и вино. Салаты тоже бывают хороши.

В четвертых, упомянутая улица греческих забегаловок у Сен-Мишель - очень удобно. На тротуарах столиков нет, нужно зайти в помещение. Но - быстро, дешево, и неплохо. Жиро и прочие греческие прелести.



Кофе, как я уж докладывал, в Париже - второй по качеству в мире, но пожалуйста, ребята, будьте осмотрительны. Подходя к кафе с целью выпить кофе, посмотрите на чашки посетителей, сидящих на улице. Если на чашках изнутри есть налет, а помещение внутри не слишком светлое и не слишком темное - заказывайте смело. Если же света много, а налета нет - кофе будет дрянь.

Лучший кофе в Париже - как я уж докладывал - у кромки Одеона. Тут многое зависит от темперамента вашей подружки. Кто она - барыня или аристократка?

Барыне всегда нужно обязательно сесть за столик. Иначе какая же она барыня.



Аристократка рада любому выверту, любому приключению. Ну, вы помните, из моего «Средневекового Детектива», Дир спрашивает Хелье, почему мол Гостемил запросто на равных общается с кем попало, и ему все равно с кем сидеть за столом, на что Хелье отвечает:

- Это, Дир, потому, что мы с тобой хорошего происхождения. А Гостемил - очень хорошего происхождения.

Поэтому ежели подружка ваша аристократка, она поймет, вместе с вами, и оценит, вместе с вами, какой это кайф - стоять у алюминевой стойки в баре возле Одеона и пить восхитительный кофе за полцены - как делают все настоящие парижане. Когда-то в барах Парижа разрешали курить, но на стойку пепельниц не ставили, и нужно было бросать окурок на пол и давить его ногой. Периодически приходил половой со шваброй и окурки убирал. Такая традиция.

А можно сесть за столик на тротуаре и любоваться видами. У Одеона сплошной Осман кругом. И подружку гладить время от времени по плечу и по коленке. Девушки любят, когда их гладят. И недовольны, когда их не гладят. По-моему это нормально.



Вечером ищите себе кафе со средним количеством посетителей - не очень мало и не очень много. Кстати говоря, часто упоминаемое мною Ле Конти, у пяти углов - вполне подходящее место, там прекрасно готовят бёф бургуньон -



Греческие закутки возле Сен-Мишель открыты до полуночи - если на «обед» вы опоздали (кухни закрываются в десять, реже в одиннадцать). А также на Пляс Мобер есть кафе, где готовят до часу ночи - в основном курицу. Не очень вкусно, но выхода нет порой. И «сэндвичи» (багеты, начиненные разными разностями) продаются с лотков.





Уважаемый читатель! Помните о том, что книги - хлеб литератора. Если Вам понравился рассказ, пожалуйста заплатите его автору - сколько можете:




Книги Владимира Романовского можно приобрести на Сайте Автора