Владимир Романовский



ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ПАРИЖУ.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. О ВОКЗАЛАХ ПАРИЖА.

Орлеанский Вокзал, он же Вокзал д'Орсе, на набережной, закрыли, чтобы переоборудовать его в филиал Лувра, потому что в Лувре обнаружилась нехватка места, картины некуда было девать. Решили в Лувре оставить только «классику», а все остальное, начиная с импрессионистов, поместить в филиале.

Версия, изложенная ниже, не документальная, а «так могло быть». То бишь, возможно, так и было. А может и нет. Скорее всего нет. Версию эту придумал один остроумный драматург (не я, я менее циничен).

Однажды директор Лувра вышел из офиса в помещения, ближе к закрытию, и обнаружил, что по залам ходит туда-сюда старенький уже Марк Шагал, рассматривая картины и стены.

Директор, прикинув что к чему, впал в панику, кинулся обратно в офис, схватил телефон и вызвонил ... назовем его Главный Инженер Парижа.

Инженер говорит интеллигентно:

- Алё.

Директор спрашивает:

- Как идут дела с реконструкцией д'Орсе?

Инженер отвечает:

- Убрали паровозы и сняли рельсы. А что?

Директор говорит:

- А нельзя ли поторопиться?

Инженер говорит:

- В принципе можно, но средства не позволяют. А в чем дело?

Директор говорит:

- А дело, мсье, в том, что Марк Шагал давеча осматривал стены Лувра.
- Снаружи?
- Нет, внутри.
- Шагал увлекся классической живописью?
- Если бы.
- Не понимаю.

Директор помялся, попыхтел в трубку, и говорит:

- Видите ли, друг мой ... путан бордель ... хмм ... В общем, вам, я думаю, известно, что единственный художник, чьи картины помещены были в Лувре еще при его жизни, был Анри де Тулуз-Лотрек. Единственное нарушение традиции. Ни до этого такого не было, ни после.

- И что же?

- А то, что картины художников помещают в Лувр после того, как художники умирают. Если они достаточно известные, конечно.
- Так, так ...
- И вот, изволите ли видеть, Марк Шагал осматривает стены Лувра. Внутри. Прикидывая, где будут висеть его так называемые картины после его смерти.
- Ах, даже так ...
- Да, мсье. Вся эта жутчайшая надувательская мазня будет висеть в Лувре. В Лувре, мсье! Рядом с Рембрандтом и Делакруа! И если это случится, мсье, у меня будет инфаркт. А я не хочу, чтобы у меня был инфаркт. У меня и так работа нервная.
- Понимаю.
- Ну так вот, мсье, вам, как главному инженеру, вменяется ускорить работы по переоборудованию вокзала в филиал Лувра. Нужно успеть до того, как Шагал умрет. И тогда с чистой совестью мы его ... хмм ... картины ... поместим в этот филиал, а Лувр останется Лувром.

Инженер говорит:

- Я бы и рад, но средства ...

Директор говорит:

- Я вам достану любые средства. Я буду ходить в министерства каждый день, обивать пороги банков, обращаться к женам миллиардеров, это все равно. Я по улицам со шляпой и плакатом буду ходить! Но, пожалуйста, работу закончите в кратчайшие сроки.

На том и порешили.

Марк Шагал умер в почтенном возрасте в 1985-м году. Бюрократическая волокита продолжалась еще какое-то время после этого, Музей д'Орсе открылся в 1986-м, и любители живописи Шагала могут полюбоваться на его картины именно там. Помимо Шагала там есть много интересного, в частности, как я уж докладывал, все импрессионисты, а также «работы» главного шарлатана от живописи двадцатого века, господина Пабло Пикассо, по сравнению с размахом которого Шагал - тфу, мелкая сошка.

А филиал получился на славу. Там просторно, красиво, сохранилась прелесть парижского вокзала. На верхнем этаже есть дрянное кафе, но там наличествует балкон, с которого открывается прекрасный вид на Париж - с Монмартром и базиликой на заднем плане.









Вокзалов в Париже много. Основные перестраивал Осман, чтобы было красиво.

Знаменитая авария произошла на Монпарнасском Вокзале. Опаздывающий поезд шел к вокзалу на всех парах. Не сработали тормоза, поезд выбил к чертовой бабушке заградительный буфер, протаранил стену, и паровоз вывалился на площадь перед вокзалом. Одна женщина погибла - ее завалило обломками стены. Все пассажиры остались в живых. Машиниста оштрафовали на пятьдесят франков.



Затем вокзал этот зачем-то перестроили, и теперь он выглядит так:



Самый привлекательный парижский вокзал - Гар Сен-Лазар. Находится он на Бульваре Османа, в центре, на него переодически натыкаешься, когда ходишь по Парижу.



Перед фасадом торчат две китчевеые скульптуры, но я не против - автор проявил, по крайней мере, подлинное остроумие, без глупостей:





И, кстати говоря, знаменитая картина Мане именно к этому вокзалу и относится:



Северный Вокзал - красивый сам по себе:



Лионский Вокзал тоже красивый, но находится на отшибе:



С Восточным Вокзалом, невзрачным, в дурном районе, у меня тем не менее связаны теплые чувства, и кафе там неплохое:



От всех почти парижских вокзалов идут нынче скоростные поезда, во все концы Европы.

Гордость современной инженерии, тоннель под Ла Маншем, позволил провести прямую железнодорожную ветку из Парижа в Лондон. Мушкетеры ставили рекорды скорости, путешествуя в Лондон и обратно за десять дней. Сегодня путь этот составляет пять часов - если позволяют средства. Потому как чудеса чудесами, а билет на скоростной поезд в этом направлении стоит позорно дорого. Есть варианты дешевле - к примеру, самолетом. Что, конечно, тоже позор. И еще дешевле - медленным локальным поездом, потом на кораблик, потом снова поездом. Словом, если средства ограничены, ну его, этот Лондон. Не больно то и хотелось. Лучше лишний день в Париже.



Уважаемый читатель! Помните о том, что книги - хлеб литератора. Если Вам понравился рассказ, пожалуйста заплатите его автору - сколько можете:




Книги Владимира Романовского можно приобрести на Сайте Автора