Владимир Романовский



ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ПАРИЖУ.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. ЧРЕВО ПАРИЖА (ЛЕ АЛЬ).

В двенадцатом веке, то есть, очень давно, король Филипп Второй (Август) повелел расчистить и расширить место для городского торга, и снабдить его крышей, чтобы сверху не капало на головы фермерам и купцам. Позже место получило прозвище «торговые ряды» (les halles, ле аль). Находится в самом центре. В девятнадцатом веке кто-то (может даже сам Золя) обозвал его «чревом Парижа». Хотя там и помимо жратвы много чем торговали. А жратва была, говорят, очень хороша, «фермерская». Особенно в сезон, разумеется. Не в сезон по сию пору в Париже есть только какая-то гадость, очень дорогая, типа персиков из Северной Африки.

Все века в этом месте любили тусоваться парижане попроще. Во время Фронды в Ле Аль толкали речи революционные герцоги и принцы, тот самый, сидевший пять лет в Венсене, де Бофор был прозван «королем Ле Аль», несмотря на косноязычие. Тогда еще не было бульвара Себастополь к востоку и улицы Риволи к югу, узкие переулки легко баррикадировались, и народ очень возбуждался.

В девятнадцатом веке угольная индустрия, скооперировавшись с Османом и его подручными, модернизировала рынок. По слухам - чудо техники там соорудили. Вечером, после закрытия, мощными струями воды отходы смывались в канализацию с мраморных столов и с пола. И все чисто и гладко. Построили стеклянно-стальные павильоны, красивого рисунка.

Хотел бы я посмотреть, походить, оценить, но, увы, не застал.

Ибо уже в 1970-х годах решили, что все это «не годится». Устарело, недостаточно современно. Думаю, что и обитатели дорогих окрестных квартир приложили руку. А то ведь целый день грузовики подъезжают, грузчики ругаются.

Павильоны разобрали, причем один из них снова собрали в предместье Парижа, и еще один - аж в Японии. Японцы вообще очень любят французскую старину. Им все равно что, лишь бы печатка флер-де-ли наличествовала.

Столы убрали. Затем выкопали в этом месте огромную яму зачем-то, и долго думали, что с нею делать.

В конце концов уплотнили стены ямы бетоном и открыли там, в яме, торговый центр, в 1981-м году. Как правило пустующий по сию пору, потому что как-то не тянет спускаться в эту яму за покупками.

Сейчас там опять что-то перестраивают в надежде улучшить, но лучше не станет. Вкус потому что плохой. В данный исторический момент.

А поверх ямы разбили сад-не-сад, парк-не-парк, но В ПРИНЦИПЕ неплохо. Особенно потому, что «все это» оправдывает Сен-Эсташ - церковь, построенная в пятнадцатом-шестнадцатом веке в стиле «французская готика» (типа, подавитесь вы этим вашим ренессансом). Торчит себе на кромке Ле Аль, показывая непринужденно, как НУЖНО строить, чтобы было красиво.







Как-то раз, давно, мы с подружкой слушали там, в церкви этой, орган. После бессонной ночи я задремал у подружки на плече, а проснулся рывком, неожиданно, когда вдруг орган начал изображать целый симфонический оркестр, и играть не блям-блям, туууу-туууу, а музыку. Открыв программку, я увидел, что играют Вагнера. В тот момент я не очень много о нем, Вагнере, знал, но впечатление запомнилось.



Дабы все-таки показать, что они не совсем отсталые - какая еще готика в шестнадцатом веке! - в юго-восточном угу Ле Аль соорудили в то же время ренессансный фонтан, называется «Фонтан невинных», изначальное название было «Фонтан нимф».



В Ле Аль хорошо приходить в солнечный день. По Парижу можно мотаться под дождем, и кайф будет не меньший, но именно Ле Аль хороши при солнце.



Уважаемый читатель! Помните о том, что книги - хлеб литератора. Если Вам понравился рассказ, пожалуйста заплатите его автору - сколько можете:




Книги Владимира Романовского можно приобрести на Сайте Автора