Владимир Романовский



ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ПАРИЖУ.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ЛЮДОВИК СВЯТОЙ,
ЛЮДОВИК ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ,
ЖАННА Д'АРК И ГЮСТАВ ДОРЕ.

В какой-то момент, живя в Париже, вы неминуемо встанете лицом к лицу с необходимостью посетить Венсен. Так повелось, иначе нельзя.

Везение несусветное - в Венсен ходит метро! Главная линия, Первая, Номер Один. Сядьте на нее и езжайте себе до конца.

Выйдя из метро, вы сразу увидите прежде всего то, что осталось от Венсенского Замка. Строили и перестраивали его много, пока не явился Король-Солнце и не снес все к чертовой бабушке, присматривая себе ... хмм ... Камелот, да ... Остался ров, осталась одна башня, и одна церковь по ту сторону крепостной стены. Плюнул и уехал искать другое место.



Не знаю чем именно, но именно Венсен привлек, задолго до этого, Людовика Девятого. Который «Людовик Святой». Ничего особенно святого в его поведении не было кроме благоволения к католической церкви. А также, вроде бы, он сжег несколько тысяч рукописных копий Талмуда на Пляс де Грев.

Так или иначе, данный Людовик был смел, щекаст, прозорлив, и брезглив. Жил он в тринадцатом веке. Париж ему очень не нравился. В Венсене он обнаружил развесистый дуб и под этот дуб переехал. То есть, сидел под дубом целый день, завтракал, обедал, ужинал, выслушивал приближенных, издавал эдикты - если в этот момент не было войны и не нужно было идти в поход.

Неподалеку от этого дуба ему поставили известняковый памятник.



Венсенский Замок много лет был просто крепостью, но затем воду из рва выкачали, и главную башню переделали под тюрьму.

Когда герцог де Бофор, «побочный внук» плодовитого Анри Четвергого, стал толкать на площадях речи по поводу «этой итальянской мрази» (имея в виду первого министра, кардинала Мазарини), терпение министра и его тайной жены, регентши Анны Австрийской, лопнуло. Бофора арестовали, отвезли в Венсен, и поместили в башню. В башне он прожил пять лет. Если хотите, можете за скромную плату побывать в его «камере».

Действительно - противно. Комната махонькая, повернуться негде. Впрочем, его иногда отводили на обед с комендантом, в более просторное помещение, а также раз в день предполагалась прогулка во дворе и игра в тогдашний теннис. Через пять лет такой жизни герцог де Бофор бежал из замка с помощью друзей и любовницы.

Побег был организован шпионом, который устроился при герцоге в качестве надсмотрщика, и поразил начальство своим рвением - следил, чтобы у герцога не оказалось в наличии колющих или режущих предметов. Шпиона этого звали Вогримо. Из чего следует заключить, что когда ангел-хранитель всех рассказчиков задумывал слугу для Атоса, у него в голове уже был план ВСЕЙ серии, а не только первого романа. Ибо во втором романе именно Гримо устраивается надсмотрщиком в Венсен, чтобы организовать побег.

Как у Вагнера, у Дюма всегда была и есть - группа поклонников, зорко следящая, ждущая любой возможности напомнить миру о своем любимом литераторе. Так, в 1981-м году (!!!) «Клуб почитателей Дюма», парижский, оплатил мемориальную доску, висящую на решетке Венсенского Замка, надо рвом, точнехонько над тем местом, через которое де Бофор совершил побег. На доске этой, мраморной, написанно:

«В этом месте, второго сентября 1645-ого года, герцог де Бофор, внук Генриха Четвертого, бежал из заключения, что и было увековечено Александром Дюма в романе «Двадцать лет спустя»».



Молодцы ребята. Честно - молодцы.

Возле Замка есть парк - остатки Венсенского Леса, где любили когда-то драться на дуэлях (ТОЖЕ отмечено у Дюма). И хотя об этом не сказано ни в одном (кроме вот этого) путеводителе, в Венсен туристы ездят именно потому, что он играет немаловажную роль в мушкетерской серии. Они, туристы, об этом не знают. Просто им говорят, что Венсен надо посетить. Они и посещают. А кто такой Людовик Девятый, он же Людовик Святой, они и понятия не имеют. Или, не знаю, герцог де Бофор.

E sempre bene.

Когда Дюма умер, общество его поклонников решило поставить ему памятник. Даже оговорили место, где он будет стоять, даже подписали какие-то бумаги, город был согласен. И тут у поклонников кончились деньги. Так всегда бывает.

Сперва обратились к сыну Дюма, известному и состоятельному драматургу. Дюма-сын сослался на отсутствие в текущем бюджете чистогана, что-то рассказывал про новые постановки, поклонники его папы ушли ни с чем.

И пришли к гравёру именем Гюстав Доре. И сказали - мы бы хотели поставить памятник, но платить нечем.

Доре, известный иллюстратор сотен разных книг, включая Библию, спросил:

- А ... хмм ... позвольте, кому именно памятник? Я чего-то не расслышал.

- Памятник Дюма-отцу.

Доре выпрямился в кресле.

- Дюма? Хмм ... Ну, что ж, раз Дюма, то я сделаю.

- Но, мсье, денег нет ...

- Бесплатно сделаю.

И сделал.

Это невероятный памятник. Фантастический. Справедливости ради следует отметить, что кому попало такой памятник не соорудишь.



Вот, представьте себе, пьедестал. Сверху помещается сам Дюма, с пером в руке, в кресле. К фасаду пьедестала приделана скамейка, на ней сидят - заводской рабочий, аристократка, и разночинец - втроем читающие одну книгу. Полюбовавшись на эту группу, обойдите памятник вокруг - и вы увидите сзади еще одну фигуру. В непринужденной позе, с обнаженной шпагой, положенной на колено. Понятно кто.



Памятник этот стоит на треугольной площади - там пересекаются османовы бульвары Малерб и Осман. На противополоной стороне треугольника помещается памятник Дюма-сыну (не Доре), чтобы никому обидно не было.



А между двумя драматургами, чуть в стороне, поместилась известняковая Сара Бернар. Игравшая, скорее всего, в пьесах обоих. Полная гармония и справедливость.



Зачем я в своем стихотворении о Жанне д'Арк приплел Венсен (с памятником Людовику Святому) - я даже и не знаю. Скорее всего потому, что там очень, очень спокойно, в Венсене. Приятно. Отдых после приключений.

Видео со стихотворением находится тут -





Уважаемый читатель! Помните о том, что книги - хлеб литератора. Если Вам понравился рассказ, пожалуйста заплатите его автору - сколько можете:




Книги Владимира Романовского можно приобрести на Сайте Автора