Владимир Романовский



ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ПАРИЖУ.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ОТ БАСТИЛИИ ДО ЛУВРА.



Все, наверное, помнят сцену, где капитан мушкетеров доставляет графа в Бастилию, все время предлагая ему бегство, граф отказывается, и капитан, отчаявшись, сдает графа с рук на руки коменданту крепости, сам выбегает во двор, прыгает в карету и кричит кучеру:

- В Лувр! И пусть мостовая запылает под нами!

Этот путь, почти по прямой, можно проделать шагом - где-то за полчаса, быстрым шагом минут за двадцать, но капитан очень спешил.

Бастилии давно нет - ее снесли к чертовой бабушке, символично, освободив при этом, как сухо сообщает летопись, СЕМЬ заключенных. Снос был наверняка хорошо оплачен. Если бы Бастилию сносила просто толпа, провозились бы несколько месяцев. Нет, там были люди, знакомые с инженерией, направляющие.

А на освободившемся месте сделали площадь. По центру следовало поставить колонну - в честь ... хмм ... Ну, сперва в честь Революции. Первой. Не успели.

Власть сменилась несколько раз, и вот, наконец, проект колонны все-таки приняли и оплатили. Пока строили, власть снова сменилась ... раз ... другой ... то республика, то опять монархия, потом снова республика. По окончании работ возле этой колонны символически сожгли трон короля, который оплатил проект. В общем - цирк.

Затем, во второй половине двадцатого века, Парижской Опере надоело «старое» здание - может, им эклектика не нравилась - и они заказали себе новое, с пикантным названием - «Народная Опера». Народная она только в том смысле, что в Пале Гарнье без «тройки» с белым шарфом не пускали, а в «Народную» стали пускать. Цены на билеты заоблачные, а само здание, построенное у кромки Площади Бастилии, похоже на ангар, или сарай. Ужасно глупое, типичная «коммерческая инсула». Можно картошку там продавать. Репертуар «Народной Оперы» оставляет желать лучшего, представлений мало.



И все же, и все же ... От Площади Бастилии расходятся несколько османовых бульваров, и от нее же идет улица Сен Антуан, весьма любопытная. Идя от Бастилии по правой стороне, вы вскоре наткнетесь на забавный памятник - господину Бомарше. Рекомендую постоять возле, оценить - и место, и издевательскую улыбку на губах драматурга. Очень забавно.



Дальше по ходу, идя по кромке Марэ, вы увидите слева церковь Сен Поль, эффектную, барочную. Можете зайти внутрь, не пожалеете.



Дальше можете продолжать идти по Сен Антуан, там слева овощные лавки, очень вкусные ягоды, ежели сезон, и можете даже заглянуть в проулки за церковью, и поплутать там - там интересно. Но, держась того же направления (на запад), вы вскоре попадете на площадь перед Ратушей (она же Отель де Вилль).

Ратуша строилась в несколько приемов, стадии постройки разделяют столетия. Как по мне, так это самое красивое муниципальное здание в мире. Фасадом Ратуша выходит на легендарную Пляс де Грев, она же Гревская Площадь. Нет, короля и королеву казнили не здесь, а на Площади Согласия.

Дальше по ходу вы попадете на Шатле. У кромки Шатле помещается легендарная Башня Святого Жака. Говорят, раньше тут была церковь, но церковь снесли, осталась только башня, которая возможно (!!) служила колокольней.



Возвращаясь к той же мушкетерской серии, вы легко вспомните, что галантерейщик Бонасье стал, по окончании «дела с женой». профессиональным нищим. Он знал многих людей в городе, имел связи, и, согласно автору, именно он в нужную полночь залез на верхний уровень Сен Жака и зажег четыре свечи - по одной на каждое окно. Здания вокруг во время оно были пониже, поэтому сигнал увидели во всех концах города - и разом поднялись на восстание против Мазарини. Фронда, семнадцатый век.

На площади Шатле есть два музыкальных заведения - «типа филармония» и «типа концертный зал». В «типа филармонии» иногда идут оперные спектакли, в том числе там иногда ставят целиком вагнеровскогое «Кольцо». Также на площади есть кафе «Сара Бернар» с фотографиями великой актрисы, но любила ли она сама именно это кафе - неизвестно. Ничего там не ешьте и не пейте. Цены завышенные, поскольку и Шатле, и Сара Бернар, а качество - вполне себе среднее. В одном из проулков у Шатле есть относительно недорогой отель. Жить здесь очень удобно - большинство веток метро здесь сходится, Шатле - логический центр Парижа.

От Шатле же начинается, и идет на север, роскошный Бульвар Себастополь, ОЧЕНЬ османовский. «Чрево Парижа» находится в двух шагах, и Лувр в трех.



Улицу Риволи (продолжение Сен Антуан), идущую мимо Шатле, а затем мимо Лувра, тоже придумал именно Осман.

Параллельно Риволи в районе Лувра идет улица Сен Оноре, часто упоминаемая в романах о Париже. Там есть несколько относительно дешевых отелей, как правило все забиты, сука, под завязку.

Идя по Риволи вдоль Лувра вы с удивлением обнаружите справа по ходу - Пале Рояль. Этот дворец построил для своих нужд кардинал Ришелье, а потом подарил его Бурбонам, и они с радостью туда переехали - в Лувре из-за грязищи стало трудно жить. В этом же дворце есть флигель, в котором со времен Мольера обитается труппа Комеди Франсез.

Ворота Пале Рояля остались прежние, и балкон, на который выходил Ла Порт, слуга и доверенный Анны Австрийской, дабы успокоить делегацию фрондеров («Господа, пожалуйста не шумите, король спит!») - все тот же.



Есть такая полу-легенда об этом балконе. Мол, в одно из посещений Парижа король Людовик Шестнадцатый остановился в Пале Рояле, и еще одна делегация, очень большая, пришла требовать от него уступок. В этот момент в одном из кафе возле Пале Рояля (можете там посидеть, выпить кофе или вина, полакомиться паштетом) сидел с одним из своих друзей Наполеон Буонапарте, будущий император. Глядя на то, как король лебезит и извиняется, и говорит обнадеживающие слова, он сказал (с корсиканским акцентом):

- Слабый у нас король.

Друг заинтересовался и спросил:

- А что бы вы сделали на его месте?

Наполеон не раздумывая ответил:

- Я бы сперва велел охране дать залп, уложил бы первый ряд делегации, и только после этого спросил бы, чего им надо.

Во времена фронды, в семнадцатом веке, при правлении Мазарини, в Париже случилось очень серьезное наводнение. Сена вышла из берегов и залила все близлежащие улицы по пояс. Мимо Пале Рояля ездили на лодках. Представляете себе. Двор в этот момент отсиживался, скрываясь от фронды, в предместье Сен-Жермен. Малолетний (лет семь или восемь ему было, вроде бы) Людовин Четырнадцатый не увидел наводнения.



Уважаемый читатель! Помните о том, что книги - хлеб литератора. Если Вам понравился рассказ, пожалуйста заплатите его автору - сколько можете:




Книги Владимира Романовского можно приобрести на Сайте Автора